19:59 

Интервью Muse для Kerrang! Magazine 2004 год

UMN
My parents and friends think I'm sick, because I only talk about Muse!
Будучи друзьями в течение 10 лет, трое членов MUSE знают друг друга насквозь. Или думали, что знают, пока не столкнулись с нашей последней жестокой техникой допроса…

Пятые точки участников MUSE утопают в мягкой обивке, в то время как сами они потягивают кофе и заказывают еду в Bartok’е на Chalk Farm Road в Кэмдене (район Лондона — Scorpie) , стильной дыре с особой атмосферой, в которую часто заходят промочить глотки и которая сегодня была милостиво открыта именно по случаю их визита. В этот яркий, оживлённый полдень прохожий вряд ли, судя по их поведению, заподозрит, что господа Беллами, Волстенхолм и Ховард, вернувшиеся на родину после очередной небольшой порции концертов в США, должны вскоре дать самые большие за всё время их карьеры концерты в лондонском двадцатитысячном выставочном центре Earl?s Court. Перед тем, как им принесут ланч, троица устраивается, чтобы выполнить данное им задание, которое заключается в том, чтоб задавать друг другу всякие дьявольские вопросы. Эти вопросы, возможно, были подготовлены первоклассным психологом и построены так, чтобы искусно проникнуть в самую глубину сердец и душ Мэтта, Дома и Криса. А может, они были в спешке придуманы в последнюю минуту в этом самом журнале.
Дом и Крис остаются расслабленными, в то время как Мэтт начинает рваться в бой и должен быть сдержанным в словах, дабы не погружаться в свое “зеркало истины”. “Кто написал эти вопросы?” — вопрошает Мэтт. — “А, какая разница!” Наконец он пожимает плечами, прежде чем начинают звучать ответы. “Кто первый?” Вы, сэр.

Крис: Мэтт, ты когда-нибудь забраковывал какую-нибудь песню из-за того, что она казалась тебе чересчур попсовой?
Мэтт (смеется) : Нет. Из-за этого — никогда, нет. Я до сих пор не думаю, что мы даже вначале касались чего-то такого, что было бы похоже на то, что, говоря языком прошлого, считалось попсовым.

Мэтт: Если бы я ушел из группы и вы могли бы выбрать кого-нибудь известного, чтобы заменить меня, то кто бы это был?
Дом: Джимми Хендрикс. Я думаю, это любимый гитарист Мэтта. И мой. Плюс, он бы подошел для трио. Это было бы здорово.

Дом: Ты когда-нибудь подглядывал за мной, когда я вытворял что-нибудь неподобающее, и при этом ничего не говорил мне, чтоб не смущать?
Мэтт: Хммм, хороший вопрос. Уверен, кое-что такое было. Хммм.
Дом: Однажды ты видел, как я трахаюсь.
Мэтт: Это правда, на самом деле: я вошел в комнату и заснял его на камеру ночного видения. А, знаю — однажды я видел, как он мажет лицо увлажняющим кремом.

Крис: Что б вы сказали, если б я сказал, что придумал имидж в стиле Кiss и хочу воплотить это на сцене?
Мэтт: Я бы сказал что сейчас самое время для этого! (Смеется) Самое время, чтобы перенести это на новый уровень, я бы сказал. Я ждал, что кто-то из них придумает что-либо подобное. Я бы был очень счастлив, да. Но я знаю, что эти двое никогда бы не осмелились.
Крис: Думаю, я бы, наверно, осмелился, но насчет Kiss не знаю.

Мэтт: Как вы относитесь к тому, что я привлекаю к себе все внимание и обожание?
Мэтт: Я вообще не привлекаю! Чушь. Фигня. Бред. (Выбрасывает карточку с вопросом, выбирает новую.)

Мэтт: Если б я хотел записать сольный альбом, насколько бы это заинтересовало вас?
Крис: Если б я мог там играть на басу, было бы здорово. (Смеется)

Дом: Кто из нас нуждается в визите к психоаналитику и почему?
Мэтт: Я думаю, у всех нас бывали скрытые намерения [посетить психоаналитика]. Я никогда не обращался к психоаналитику, хотя моя девушка — психоаналитик. Ну, не профессиональный пока, но, возможно, она им будет.

Мэтт: Есди б вам пришлось выбирать маскарадный костюм для меня, что бы вы выбрали — бэтмэна, супермэна или чудо-женщину?
Крис: Бэтмэна.
Мэтт: Мрачно. Я не мрачная личность, я — свет в вашей жизни.
Дом: Ну, я бы сказал — чудо-женщина.
Мэтт: Вот таким он хотел бы меня видеть. С тех пор, как я узрел его без трусов, когда ему делали укол в задницу, между нами проскальзывает какая-то странная энергия. (Смеется) Определенно что-то подозрительное.

Дом: От каких моих жалоб вам становится тошно?
Мэтт: Когда ты жалуешься на то, что я опаздываю.
Крис: Когда увеличивают звук на хэтах. Это маленькие дурацкие штучки на ударной установке.
Мэтт: На самом деле, он не так уж много ноет, правда?
Дом: Да? А я думал, что я нытик.

Крис: Кто хуже всех дерется?
Мэтт: Если ты маленький, вроде меня, тебе придется делать что-то другое. Если у тебя нет физической силы, тебе придется использовать оружие. Это не значит, что я дерусь, как девчонка, — это просто значит, что я буду использовать любую вещь, которая окажется у меня под рукой.
Дом: На самом деле я думаю, что я дерусь хуже всех. Однажды я съездил одному парню по лицу и думал, что я выгляжу по-настоящему устрашающе, а он просто повернулся, взглянул на меня и завалил на пол одним махом. Было довольно-таки неприятно. Так что — да, скорее всего, я был бы побежден, но я бы упал, вцепившись зубами в чью-нибудь ногу.

Мэтт: Что вы думаете о моем стиле одежды?
Дом: (смеется) : Довольно-таки яркий сейчас. И противоположный… блестящим штанам и сверкающим рубашкам.
Мэтт: Мэйк-ап, блестящие брюки. Старые добрые времена. Я скучаю по всему этому.

Дом: Что самое плохое в том, чтоб жить в одном тур-автобусе со мной?
Мэтт: Вся твоя возня. Его электрическая зубная щетка и полоскание для рта просто выводят меня из себя. Это просто достает. Что касается меня, это напоминает мне, как я неопрятен.

Крис: Если бы перед нами приземлился космический корабль и открылся бы люк — кто из нас был бы настолько сумасшедшим, чтобы подняться на борт?
Дом: Я был бы там.
Крис: Я б хотел сначала посмотреть на инопланетян.
Мэтт: Я бы не пошел в одиночку, но если б я знал, что мы все идем, — я был бы счастлив пойти первым.

Мэтт: Считаете ли вы, что я симпатичный парень?
Мэтт: Это нелепо. Я не могу задавать такие вопросы. (Выбрасывает карточку с вопросом и выбирает новую)

Мэтт: Часто ли вас узнают, когда вы идете по магазинам?
Дом: Все время — они думают, что я Мэтт!
Мэтт: Правда?
Дом: Честное слово, меня действительно узнали пару дней назад в HMV (музыкальный магазин — Scorpie) в Айслингтоне (район Лондона — Scorpie) .
Крис: Меня однажды узнали в Co — Op. Мне пришлось расписаться на маленькой квитанции.

Крис: Моя самая раздражающая привычка?
Мэтт: Пуканье. Я могу узнать тебя по пуканью — по запаху и по громкости.
Дом: Если я нахожусь в номере отеля на два этажа выше него, я все равно его слышу и думаю: ’О Боже!’. Он ужасно громкий.

Мэтт: Если б у меня были проблемы с гигиеной, вы бы сказали мне?
Дом: Я тебе каждый день говорю (смеется) . Прими душ. Почисти зубы.
Мэтт: Правда, правда.

Дом: У кого из нас дома самая лучшая коллекция фильмов?
Мэтт: У Криса. У него есть все фильмы про Бонда.
Крис: На видео и DVD. Я стараюсь покупать около пяти DVD в неделю.

Крис: Что самое плохое в том, чтобы быть в MUSE?
Мэтт: …
Крис: …
Дом: …
Мэтт: Наши официальные счета. Деловая сторона. Это сложно. Никому б не пожелал.

Мэтт: Есть ли песня, которую вы ненавидите или ненавидели, играя живьём?
Дом: Эээ, нет.
Крис: Я чувствовал себя некомфортно, играя Blackout, потому что я никогда не играл на клавишных до этой песни. Они заставили меня научиться, но я не был клавишником. Я бывал слегка раздражён, когда начинал это, но сейчас мне намного проще ее играть.
Мэтт: Для меня это могла бы быть песня под названием Cave. Она была на нашем первом альбоме, но это, кажется, самая старая песня из всего, что мы когда-либо делали. Это было сочетание, во-первых, того, что она старая, и, во-вторых, в вокальной партии был кусок, в котором мне приходилось очень долго держать одну ноту. Слишком долго. Иногда ещё встречаются странные люди, которые хотят слышать её на концертах. Жуть.

Крис: Кто самая большая сука?
Дом: Самая большая — Мэтт, а мы — его суки.

Дом: Если меня в задницу ужалит ядовитая змея, будете ли вы отсасывать яд?
Мэтт: Я был бы более чем счастлив сделать это. У меня есть опыт в медицине — я проходил курс первой помощи. Я могу реанимировать человека, делая искусственное дыхание, рот в рот, всякие такие вещи. Если у вас артериальное кровотечение, я могу остановить кровь; наложить повязку на бедро, затянуть ее до офигения, встать на нее и заорать: “Заткнись!” А вы в курсе, видя всякие такие душераздирающие моменты в фильмах, что на самом деле вы не сможете вернуть человека к жизни, делая это? Все, что вы можете, — это поддерживать жизнь до тех пор, пока не подключится кто-нибудь с электродами. Вы в основном разгоняете кровь по телу, чтобы оно жило; вот все, что вы делаете. Утонувшие — это другое, если кто-то захлебнулся, вы можете просто вдохнуть воздух в легкие, и, может быть, он сможет прокашляться и выплюнуть воду. Ах да, яд; я не настолько продвинут, но я бы попробовал.
Дом: А если бы она ужалила меня за перец?
Мэтт: Тогда бы я дал тебе умереть.

Крис: Кто из нас самый прижимистый?
Мэтт: Дом. Хотя это зависит от того, что вы имеете в виду (смеется) . Дайте мне подумать. Эээ… Если честно, я думаю, мы все чертовски добры в этом плане. Мы всё довольно щедрые. И — да, мы занимаемся благотворительностью. Но нам не нравится говорить об этом. Мы обычно просто отдаем деньги в Oxfam, вот. Мы не бегаем вокруг, вопя (орёт дурным голосом) : ’Ооо, посмотрите на меня’. Библия говорит, что если ты хвалишься этим, это уже не в счет. Ну вот, я только что похвастался и все испортил. (Смеется)

Дом: Кто из нас лучший спортсмен?
Мэтт: Крис.
Крис: Раньше я бы согласился, но теперь я упал и сломал запястье, играя в футбол на бетонной площадке; так что я не могу быть таким уж хорошим спортсменом.

Крис: Если бы я развил сверхвозможности, я бы использовал их для добра или во зло?
Мэтт: Немножко и того, и другого.
Дом: Думаю, ты бы, наверное, прикалывался.

Мэтт: В контакте ли я со своей женственной стороной?
Мэтт: На самом деле это не мой вопрос, я стащил его из стакана Дома.
Дом: В контакте со своей женственной стороной? Эээ… Да и нет. Ну, я хочу сказать, да, но в то же время… нет (смеется) .
Мэтт: Почему, что ты имеешь в виду?
Дом: Ну, например, ты как раз в контакте, потому что носишь женскую одежду.
Мэтт: Разве?
Дом: Тем не менее, когда я попытался поцеловать тебя, тебе это не понравилось.

URL
   

Muse

главная